Марина Воронина. Это должно быть призванием. Женская устная история: Гендерные исследования / Сост. А.Пето. – Б.: ОФ «Центр издательского развития», 2004. – 304 с.

Большинству из нас лекции по современной истории казались интересными, если лектор сам был участником событий либо использовал воспоминания современников. Но одно дело рассказывать «случаи» из жизни своей или знакомых, случайных попутчиков, экскурсоводов, и совершенно иное – осознанно искать потенциальных интервьюируемых.

Касательно устной истории существует две основные и взаимосвязанные проблемы. С одной стороны, в исторической науке на пост советском пространстве не принято слишком активно использовать устные рассказы как источники, не смотря на частое абсолютно легитимное цитирование опубликованных и неопубликованных мемуаров. С другой стороны, будучи даже весьма профессиональным историком, можно совершенно не уметь брать интервью у незнакомых людей и адекватно его интерпретировать. По большому счету, мы историки слишком привыкли работать в библиотеках и архивах, да и как-то все сами говорить, нежели других слушать. Стереотипно считать, что основная проблема в необъективности полученных фактов, поскольку это касается любых источников. К тому же все мы только тем и занимаемся, что опровергаем доказательства друг друга с помощью новых фактов, и «устная история», и «гендерные исследования» тому лишь очередное подтверждение.

Что же касается рецензируемого сборника текстов известных американских и европейских авторов по методологии устной истории, гендерной теории и феминистскому анализу, то, естественно, инициатива прекрасна сама по себе. Языковой барьер и дефицит иностранных изданий по-прежнему актуальны. Но публиковать «под одной обложкой» различных авторов всегда опасно, причем не столько для составителя: слишком явный соблазн сравнивать их.

Отчасти этим, как рецензент и займусь, оценивать издание в целом все-таки бессмысленно.

«Предисловие» не стоит принимать буквально, скорее это «белый PR» женской сетевой программы Института открытого общества, своего рода констатация фактов. Более логично на этом месте было бы увидеть вступительное слово составителя Андреа Пето, к сожалению, она так и осталась за кадром, отпустив без напутствия свое детище в свободное плаванье.

Пол Томпсон Голос из прошлого. Историки и устная история. Тут все очень просто: хотите получить мягкое, но действенное оружие против историков-ортодоксов, которые подвергают сомнению объективность полученных материалов, прочитайте эту статью. Все новое – это лишь хорошо забытое старое, одного только метода Геродота – «перекрестного допроса» очевидцев событий будет вполне достаточно (С. 13). Хотя его короткий экскурс в историю использования устных источников предоставит доказательства и из других периодов существования человечества.

Алессандро Портелли. В чем специфика устной истории. После защиты прав устной истории Вам может пригодиться пособие с полезными советами для интервьюера. Вот тут-то и выясняется, что легче защищать права, в принципе, чем ими же и пользоваться. Вряд ли историки, имеющие дело с письменными источниками настолько проникаются чувством ответственности. Вот, например: «Одно и то же утверждение может обладать совершенно разными значениями в зависимости от интонации говорящего, и это не может быть объективно отражено в транскрипте, а может быть только приблизительно описано переписчиком». И это в то время, как каждый «традиционный» исследователь частенько грешит противоположными интерпретациями одних и тех же фактов без малейших угрызений совести. Предупреждаю, эта статья может даже вдохновить на опубликование рассказов случайных попутчиков во время путешествий, просто совесть мучает, что утаиваешь от общественности такие уникальные истории.

Джоан Скотт. Гендер: полезная категория исторического анализа. Если Вам не попадался оригинал или хотя бы Хрестоматия «Введение в гендерные исследования» ХГЦИ, то не прочитать отрывок из «Ветхого завета» историков гендеристов – это просто грех. «Новозаветные» теоретизирования пост советских исследователей, с которыми Вы наверняка сталкивались, достойны внимания, но надо же знать «первопричину».

Елена Мещеркина. Качественные методы в гендерной социологии. А вот здесь сложнее. Честно признаюсь, что даже как историку, увлекающемуся со студенчества социологией, читать было не столько трудно, как не интересно. Если считаете, что углубление в нюансы науки социологии для Вас актуально… В противном случае мало что теряете.

Пол Томпсон. Голос прошлого. Сплошное восхищение, а также благодарность переводчику. Великолепный историографический и практический анализ коллег. Масса толковых советов и рекомендаций для начинающих на этом поприще. Как человек, уже много лет занимающийся параллельно промоушином и мерчандайзингом, на собственной шкуре знаю, что одно дело теоретические тренинги, и совсем другое оказаться один на один с «объектом», человеческий фактор с легкостью может разрушить любые теоретические заготовки. Безусловно, любой подобной («интервьюируемой») профессии можно обучить желающего и весьма сносно, но большинство будет лишь методично опрашивать сотни обывателей, выполняя подсобную работу, а кто-то, даже в одиночку, будет находить «алмазы» и презентовать исторические «бриллианты». Пол Томпсон смог избежать ошибок Леонардо да Винчи. Хотя, конечно, талант, как и экспромт, всегда успешны, когда хорошо подготовлены.

Джоан Сангстер. Рассказывая наши истории: дебаты феминистов и использование устной истории. Исследовательница, явно на себе ощутила «зубы ортодоксов», но четко провоцирует и призывает прекратить отдавать поле деятельности социологам и политологам и плестись в хвосте. В конце концов учебники надо писать по современной истории уже сегодня, а не когда умрут последние участники событий. Если не считаем себя компетентными, значит надо содействовать любыми способами, тем, кто чувствует в себе такой призыв.

Кроме того, Джоан Сангстер предостерегает от крайностей: увлеченные новыми подходами мы мало отличаемся от предшественников: «Классовая, расовая и национальная принадлежность, как показывают другие авторы, определяют существенные различия в том, как мы вспоминаем свою жизнь и рассказываем о ней: в некоторых случаях подобные влияния затмевают гендерный аспект в устройстве памяти» (С. 126). Хотя, по поводу второго приведенного примера я готова серьезно поспорить (С. 127). Автор также уделяет внимание этическим проблемам в исследованиях, но предупрежден, значит вооружен.

Энн Оукли. Социологические опросы женщин: противоречия между теорией и практикой. Данная статья, в отличие от ранее упоминавшейся, ненавязчиво знакомит с опытом социологов. Очередное доказательство, что не все можно вписать в рамки теории. Сначала на суд читателей представляется ряд социологических постулатов, а потом методичное опровержение с помощью примеров из практики, а точнее из земных реалий работы исследовательницы. Эмоции и воспоминания людей – это очень хрупкая субстанция, и если Ты черств сердцем, то не стоит особо рассчитывать, что незнакомые люди раскроют перед Тобой свою душу.

Катрин Андерсон и Дана К. Джек. Анализ и техники проведения интервью. Авторы предостерегают, что: «Там, где женский опыт «не соответствует» основным мужским понятиям, может не оказаться альтернативных представлений» (С. 175). И поэтому: «Для того чтобы осознать женский опыт, нужно научиться слышать как доминирующий дискурс, так и заглушаемый, и, тщательно настраиваясь на них, понять их соотношение» (С.175). Во время прочтения может показаться, что историк абсолютно не компетентен в подобных исследованиях априори без знаний по психологии и социологии. Но надо просто помнить, что авторы социологи, а устная история по природе своей междисциплинарна, но каждый из сообщества гуманитарных наук в первую очередь должен быть профессионалом в своей области и просто восприимчив к другим дисциплинам. «Из писем и дневников мы можем только догадываться, что люди подразумевают под теми или иными словами, в устных же беседах мы можем об этом спросить» (С. 183). Данный способ вполне приемлем для любого историка, даже не обладающего особыми талантами интервьюирования. В целом статья весьма познавательна, и ее интересно прочитать для общего междисциплинарного развития.

Шерна Глюк. В чем особенности женщин? Женская устная история. Автор видит актуальность создания источников на основе устной истории, не только в феминистических, хронологических первопричинах, а и в том, что: «Появление телефона и сокращение практики дневниковых записей и длительных переписок привели к «иссяканию» многих источников, от которых традиционно зависели историки» (С.196). Но в использовании данного метода надо очень критично подходить к побочным явлениям «феминистского диалога»: «На самом деле нет такой вещи, как сугубо «объективный опрос, и потому необходимо признать наше собственное влияние на процесс интервью и приложить усилия к тому, чтобы сохранять баланс между тем, что мы, как историки-феминистки, считаем важным, и тем, что полагают важным в своей жизни женщины, которых мы опрашиваем» (С. 201). И в тоже время «барьеры гендерного различия» могут оказаться куда большим злом (С.204).

Барбара Ф. Стовассер. Женские вопросы в современной исламской мысли. Статья сама по себе презентабельная, но видимо я чего-то не поняла, поскольку так и не нашла даже намека на устную историю: классический историографический очерк женского вопроса в трудах модернистов, консерваторов и фундаменталистов. Можно решить, что это было неосознанное желание автора подготовить нас к «исламской» устной истории в последующих двух подразделах., но это весьма малоправдоподобное объяснение.

Что касается двух последних статей, то это те самые «выкупленные невесты» ради которых стоило потратить столько усилий. Пока читаешь сборник, постоянно преследует мысль: «Теория это, конечно, важно, но хоть бы одну непосредственную «устную историю».

Марианна Камп. Воспоминания узбекских женщин о худжуме. Теории по минимуму, зато конкретного исторического материала, четко объясняющего: ради чего собственно нам историкам нужен этот метод. Статья, своего рода, историографический очерк о том, как узбечки расставались с паранджой. Поскольку исследовались интервью одних и тех же женщин в различные политические периоды.

Лейла Абу-Лугход. Полевые исследования послушной дочери.. Совершенно другая проблема поднимается, но не менее интересно. К тому же такая область знания как антропология в предыдущих статьях практически не упоминалась, хотя это та самая историческая дисциплина, которая является естественным промежуточным звеном в понимании легитимности устной истории в исследованиях.

Из вышеизложенного, надеюсь, у потенциальных читателей появится желание прочитать хотя бы выборочно статьи. Ленинским способом «по диагонали» не советую читать, составитель сделала все-таки оптимальную подборку отрывков. Можно гарантировать, что у некоторых даже появится желание попробовать себя на этом поприще, тем более, что в статьях предостаточно первоначальных и даже поэтапных советов, что называется «для чайников». А большинство, по крайней мере, проникнется уважением к специалистам по устной истории, к тому титаническому труду, который они вкладывают в свои исследования.

Исторический обзор, Статьи

Добавить комментарий

Комментарий
Имя*
Почта*
Веб-сайт*